Боевые корабли. Упрямое совершенство


Наверное, немного странно выглядит, но начать я решил именно с японских крейсеров. Почему? Ну, во-первых, это были интересные корабли. Во-вторых, они, в отличие от многих коллег (советских, французских, итальянских, немецких), реально отпахали всю войну. Некоторые даже дожили до бесславного окончания, что совершенно не умаляет их боевых заслуг.

Если смотреть пристрастно, то во время Второй мировой войны только крейсера Британского Содружества, США и Японии занимались делом. Остальные так… Французы быстро закончились вообще, итальянцы и наши берегли матчасть от одаренных адмиралов, не способных, в общем-то, ни на что, у немцев… С немцами вообще отдельный разговор будет, о том, что у них называлось крейсерами и чем оно занималось во время войны.

Так что – поговорим о японских кораблях.


Толчком для строительства этих кораблей стало все то же Вашингтонское морское соглашение 1922 года, жестко регламентировавшее гонку вооружений на море. И тяжелые крейсера типа «Мёко» стали первыми кораблями, построенными в соответствии с Вашингтонским договором. Ограниченные по водоизмещению 10 000 тонн и с орудиями 203 мм.

В Японии были два кудесника-корабела. Юдзуру Хирага и Кикуо Фудзимото. Эти два конструктора спроектировали столько кораблей, что это вызывает и удивление, и уважение. «Юбари», «Аоба» — и вот следующая ступень. «Мёко».


Задуманное Хирагой в итоге воплотилось в проекте, который стал на некоторое время классикой в японском флоте. Десять орудий главного калибра в пяти двухорудийных башнях, три в носу и две в корме. Да, в Европе и США предпочитали трехорудийные башни на крейсерах, но определенная логика в работе Хираги была. Один «лишний» ствол 203 мм, который вряд ли был лишним на самом деле.

И такая схема сохранялась довольно долго, пока не был разработан проект крейсера «Тоне», у которого все четыре башни главного калибра установили в носовой части.

Хирага вообще хотел пойти дальше, убрав из вооружения торпедные аппараты вообще, а взамен установить еще одну артиллерийскую башню. Таким образом на выходе получился бы корабль с весьма впечатляющим бортовым залпом, но флотское командование решило иначе, и торпедные аппараты мало того что были оставлены, так еще и калибр торпед вырос до 610 мм.

Японским адмиралам нравилась идея уничтожения флота противника после артиллерийской дуэли внезапной атакой с большого расстояния, можно даже в ночное время, при помощи этих «лонг-лэнсов».

И в итоге в 1923-1924 годах были заложены четыре корабля, которые в течение 1924-1929 годов были построены двумя государственными («Мёко» и «Начи») и двумя частными («Хагуро» и «Асигара») верфями.


В силу стечения обстоятельств первым был достроен «Начи». Но все-таки серия называлась «Мёко», так как первым заложен был именно этот крейсер. Несмотря на то, что в строй «Мёко» вошел предпоследним. Бывает.


К началу войны крейсера прошли ряд модернизаций, и в итоге данные по типу «Мёко» выглядели так: крейсер типа «Мёко» обладал длинной 203,8 м при ширине по мидель-шпангоуту 19,5 м.

Осадка — 6,36 м. Полное водоизмещение — 15 933 т. Изначально крейсера развивали скорость полного хода в 35,5 узла, но после монтажа булей максимальная скорость упала до 33,3 узла.

Мощность силовой установки корабля — 130 250 л.с. Практическая дальность плавания 14-узловым ходом составляла 7500 морских миль.

Численность команд крейсеров «Хагуро» и «Начи» при использовании в качестве флагманов дивизий составляла 920 человек, команда «Мёко» и «Асигари» в варианте флагманских кораблей флотов — 970 человек.

Бортовой броневой пояс крейсера имел длину 123,15 м при высоте на краях 3,5 и 2 м. Толщина бронепояса — 102 мм, наклон стенки пояса к вертикали — 12 градусов, толщина бронепалубы — 35 мм, мостик не бронировался совсем.

Если сравнивать с коллегами, крейсерами других стран, то «Мёко» смотрелся весьма и весьма достойно. Быстрее него был только итальянский крейсер, а в плане бронирования и вооружения (после замены 200-мм орудий на 203-мм) вообще был одним из лучших.


Вооружение. Не менее важная составляющая, чем броня или ходовые качества корабля.

Главный калибр «Мёко» составляли десять 203-мм орудий в пяти двухорудийных башнях модель «О». Три башни по «пагодному» принципу находились в носовой части корабля, две — в кормовой. На борт могли стрелять все 10 орудий, вести огонь вперед или назад могли по четыре орудия.


Артиллерия среднего калибра состояла из восьми универсальных орудий калибром 127-мм «Тип 89НА). Орудия устанавливались в двухорудийных башнях по две на борт.

Зенитная артиллерия, первоначально состоявшая из пулеметов калибра 13,2-мм, впоследствии была дополнена зенитными автоматами «Тип 96» калибром 25-мм. Автоматы устанавливались в одноствольной (ручного управления) версии и двух- и трехствольной версии с электроприводами.

Количество автоматов по ходу войны все возрастало, и в 1944 году составляло от 45 до 52 на корабль. Правда, пушки были не лучшими в своем классе, легкий снаряд не мог обеспечить приемлемую дальность, так что компенсировать откровенно слабый автомат количеством – тот еще вариант.


Однако, забегая вперед, отмечу, что от авиации нашел свою смерть только один из четырех крейсеров «Мёко». Так что можно сказать, что тактика себя оправдала.

Торпедное вооружение. Каждый крейсер нес четыре трехтрубных торпедных аппарата калибром 610-мм. Боекомплект торпед «Тип 96» составлял 24 штуки.

Штатно на борту предусматривалось базирование трех гидросамолетов, но обычно крейсера брали на борт два.


Всего было построено четыре крейсера типа «Миоко». Головной «Миоко» и «Начи» строились на государственных верфях в Йокосуке и Куре, а два других корабля – на частных верфях. «Асигара» стоила фирма «Кавасаки» в Кобе, а «Хагуро» — фирмой «Мицубиси» в Нагасаки.

В строй четверка крейсеров вступила в период между 28 ноября 1928 г. и 20 августа 1929 г. Корабли составили 4-ю дивизию крейсеров, которая вошла во 2-й флот. Крейсера большой частью плавали вместе, принимали участие в многочисленных учениях и смотрах 30-х годов.


Естественно, первые плавания выявили и первые «детские» болезни. Главным неприятным открытием стало то, что дым из труб забрасывало на мостик, создавая невыносимые условия для командного состава.

Для того чтобы японские моряки могли находиться на мостике без противогазов, было принято весьма оригинальное решение: переднюю дымовую трубу удлинили на 2 метра. Меры помогли, но вид у корабля стал более чем оригинальный. Хотя он был довольно неординарен и так.

Главной же модификацией крейсеров стала замена в 1933–1935 годах старых 200-мм орудий на новейшие 203-мм, после чего артиллерия крейсеров «Мёко» стала такой же, как у тяжелых крейсеров типа «Такао».

В целом к началу Второй мировой войны крейсеры подошли, так скажем, во всеоружии. Это действительно были весьма хорошие корабли с современным вооружением, рассчитанные на самое разнообразное применение.

После начала войны четверку разделили, и «Асигара» стал флагманом 16-й дивизии 2-го флота адмирала Нобутаки. Флот обеспечил захват Филиппин и далее решал задачи по противодействию возможным попыткам возврата территорий.


«Хагуро», «Миоко» и «Начи» вошли в состав 5-й дивизии, которой командовал адмирал Такаги. 5-я дивизия также принимала участие в оккупации Филиппин. Здесь «Мёко» первым познакомился с американскими бомбардировщиками, «поймав» бомбу от В-17, и вынужденно отправился на ремонт.

Потом четыре крейсера объединились, и так получилось, что в первом же бою весьма неплохо поучаствовали. Дело было в Яванском море, где произошло сражение японской эскадры из 4-х тяжелых крейсеров (известные нам «Хагуро», «Начи», «Мёко» и «Ашигара»), 2-х легких крейсеров («Юнцу» и «Нака») и 15 эсминцев и эскадры союзников (США, Великобритания, Нидерланды) в составе 2-х тяжелых крейсеров (американский «Хаустон» и британский «Эксетер»), 3-х легких крейсеров (голландские «Де Рейтер» и «Ява», австралийский «Перт») и 8 эсминцев.

Союзной эскадрой командовал голландский адмирал Доорман, державший свой флаг на крейсере «Де Рейтер».

Сражение примечательно тем, что именно здесь союзники ощутили на своей шкуре, что есть японские «лонг-лэнсы». До этого торпеды для США и их союзников не были известны абсолютно, так что Доорман совершил довольно большую ошибку, сблизившись с японской эскадрой.

Японцы были в восторге от внезапно открывшейся перспективы…

Сперва торпеды, выпущенные с «Хагуро», попали в «Эксетер». Три. «Эксетер» загорелся и утонул на следующий день, добитый торпедами же. Затем торпедисты «Хагуро» попали торпедой в голландский эсминец «Кортенауэр». Эсминцу хватило одной торпеды за глаза, тем более что она попала в район погребов, эсминец взорвался и тоже пошел на дно.

Далее ради разнообразия артиллеристы японских крейсеров потопили британский эсминец артиллерийским огнем.

Следом эстафету приняли торпедисты с «Начи», отправив залп в борт крейсера «Ява». «Ява» разломился и утонул.

А финальную точку в сражении поставили вошедшие в раж торпедисты «Хагуро». Их торпеды догнали флагманский корабль «Де Рейтер» и разорвали его. Из всей команды удалось спасти три десятка человек.

Тяжелый крейсер, два легких и два эсминца. Если это не разгром, то я не знаю даже, что разгромом-то назвать…

Но на следующее утро избиение продолжилось. «Асигара» артиллерийским огнем потопил американский эсминец «Пиллсмбари» и американскую же канонерскую лодку «Эшвилл».

А финальную точку в сражении поставили крейсера «Микума», «Могами» и «Натори» с эсминцами сопровождения, которые перехватили удирающие крейсера союзников «Хаустон» и «Перт». Торпеды и снаряды отправили оба крейсера на дно.

Удивительно, но за все время сражения, которое длилось 2 дня, в японские корабли не попал ни один снаряд!

Далее крейсеры принимали участие во многих операциях японского флота, высаживали десанты на острова Кыска и Атту, эвакуировали гарнизон Гуадалканала, участвовали в битве при Тараве.

Здесь проявилось в полной мере такая полезная опция, как скорость. Крейсера много раз были атакованы американскими подводными лодками, но оказалось, что попасть торпедами в крейсер, который идет со скоростью более 30 узлов, не так просто.

Крейсера приняли участие в сражении при Филиппинах 19 июня 1944 года, в результате которого японская палубная авиация понесла тяжелейшие потери в летчиках и самолетах. Далее крейсера встали на ремонт, где получили такую полезную вещь, как РЛС «Тип 22».

Затем их ждало сражение в заливе Лейте, которое можно назвать «позорище в заливе Лейте».

В начале сражения, 23 октября 1944 г., подводные лодки США «Дартер» и «Дэйс» устроили в проливе Палаван кровавое шоу, потопив торпедами два тяжелых крейсера, «Атаго» и «Майя», и повредив тяжелый крейсер «Такао». Дальше была бойня, устроенная американскими летчиками, в результате которой суперлинкор «Мусаси» и три крейсера затонули, а куча кораблей оказалась повреждена.

«Мёко» получил в борт торпеду, «Хагуро» словил бомбу в башню, которая вышла из строя.

Поврежденный «Мёко» решили поставить на ремонт, и корабль пошел в Сингапур, где и встал на ремонт. 13 декабря 1944 г. крейсер вышел из Сингапура в Японию, вот тут его и достали американцы. Подводная лодка «Бергэлл» угостила «Мёко» двумя торпедами, в результате чего крейсер полностью лишился хода.

На буксире крейсер вернулся в Сингапур, где его использовали как зенитную батарею, притопив на мелководье рядом с таким же товарищем по несчастью «Такао». Англичане после освобождения Сингапура отбуксировали поврежденный крейсер «Мёко» в Малаккский пролив, где и затопили.

Поврежденный «Хагуро» также перешел в Сингапур, где его поставили в сухой док военно-морской базы Селстар для ремонта. После ремонта «Хагуро» регулярно доставлял людей и грузы на острова Голландской Индии и побережье Бенгальского залива. Скорость позволяла.


В ночь на 16 мая 1945 года идущий с грузом провизии на Андаманские острова «Хагуро» был атакован британскими эсминцами «Сумарес», «Верулам», «Виджилент», «Венус» и «Вираго».

Артиллеристы «Хагуро» сразу поразили снарядом «Сумарес», дальше британцы решили не ждать торпед и дали залп первыми. «Хагуро», получив три торпеды в борт, затонул в течение 40 минут.

«Начи» воевал на севере, сражался у Командорских островов, с американским крейсером «Солт Лейк Сити» разошлись вничью, отправив друг друга в ремонт. 6 сентября 1943 г. крейсер получил попадания двух торпед, выпущенных американской субмариной «Хэлибат», но, как ни странно, взрывы торпед серьезных повреждений крейсеру не причинили.

В бойне в заливе Лейте «Начи» вместе с «Асигара» принимали участие в ночном бою в проливе Суригао, где японцы потерпели поражение, а «Начи» столкнулся с «Могами» и разбил себе нос. Для ремонта крейсер ушел на Филиппины, где в гавани военно-морской базы Кавити «Начи» окончательно доконала американская авиация.


Девять торпед и не менее 20 бомб превратили некогда крейсер в кучу металлолома, и он затонул в Манильском заливе.

Крейсер «Ашигара» стал 10 апреля 1942 г. флагманским кораблем Южного экспедиционного флота и большую часть войны сопровождал конвои и сам доставлял грузы на острова Голландской Индии.

Недалеко от Суматры 8 июня 1945 г. британская подводная лодка «Тренчэнт» выпустила по «Асигара» пять торпед. На этом карьера «Асигара» была окончена.

Собственно, достойный конец для кораблей, провоевавших всю войну. И – однозначно воевавших неплохо. Конечно, использовать тяжелый крейсер в качестве транспорта – не самая умная идея, но ничего, у нас крейсера тоже возили все подряд.

Что стоит сказать о проекте?

Удачен донельзя. Особенно в плане вооружения. 10 орудий 203 мм в пяти двухорудийных башнях — это не европейский стандарт 4х2 и не американский 3х3. Да, несмотря на то, что курсовая стрельба не могла вестись из большого количества стволов, но по бортовому залпу с «Мёко» мог сравниться только крейсер «Пенсакола».

Бронирование как у всех «вашингтонских» крейсеров было, в общем, никакое, то есть, способное защитить от мелких бомб и снарядов до 152 мм.

Но вообще, в «вашингтонских» рамках создать нормальный корабль было просто нереально. Условия соглашения однозначно приносили в жертву скорость, броню, вооружение, либо все сразу.

Но для середины 20-х годов прошлого века это реально были очень продвинутые корабли.

Да, в войну «Мёко» вошли, сильно отличаясь от того, что вошло в строй, поскольку было заменено многое из вооружения, с нуля поставлена ПВО, появились радары, но тем не менее, для той технологической базы, которой обладала Япония в те годы, это был реальный такой шедевр.

Что успешная до определенного момента боевая служба крейсеров только подтверждает.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

Twitter
Tweet
YouTube
Pinterest
LinkedIn
Share
Instagram
Telegram
VK
OK