Неполноценная модернизация «Маршала Шапошникова»


«Маршал Шапошников», бывший БПК проекта 1155, а ныне фрегат

В пятницу 10 июля, впервые за четыре года после начала модернизации вышел в море корабль Тихоокеанского флота «Маршал Шапошников». Бывший БПК, который перестраивают во фрегат, отправился на проведение первого этапа ходовых испытаний. К его модернизации, однако, есть очень неудобные вопросы.

БПК проекта 1155
БПК проекта 1155 стали удачными кораблями отечественного флота. Мореходные, с двумя вертолётами, с подкильной и буксируемой активно-пассивной низкочастотной (около 3 кГц) ГАС, входящей в состав громоздкого, но даже по сегодняшним меркам очень эффективного комплекса «Полином», это были отличные противолодочники, способные применяться в любой точке планеты.

О возможностях ГАК «Полином» говорят такие факты. Корабль с этим комплексом вскрывал всю подводную обстановку в Персидском заливе находясь у Ормузского пролива. Внекомплексно была установлена отличная ГАС обнаружения торпед «Полином-АТ», задолго до появления комплекса «Пакет НК» выдавалось точное ЦУ по атакующим корабль торпедам.

БПК были вооружены ПЛУР, способными сработать на предельную дальность обнаружения «Полинома» и сводящие время поражения цели к минимуму, два вертолёта на борту позволяли организовать длительный поиск ПЛ, а для командира, не боящегося нарушать требования руководящих документов, ещё и схему, при которой, пока в воздухе работает вертолёт в поисковом варианте, ЦУ от него ожидает второй — в ударном, с противолодочным оружием.

Это был уникальный для ВМФ СССР проект.

Минусом его была слабая ПВО, по факту делающая невозможными самостоятельные операции групп из таких кораблей, и слабые же ударные возможности: ПКР на кораблях просто не было, удар по надводной цели можно было нанести ПЛУР в режиме стрельбы по надводным целям или с помощью ЗРК, или пушками с небольшого расстояния.

Часть этих проблем была устранена на БПК «Адмирал Чабаненко» проекта 1155.1, получившем ПКР «Москит», однако ценой существенного сокращения противолодочного боезапаса. Пока в строю ВМФ оставались корабли с комплексами ракетного оружия, способные вести бой с кораблями противника, это было не так уж и критично.

Но к середине 2010-х годов таких кораблей во флоте осталось мало, а БПК проекта 1155 стали самыми самым многочисленным типом боевых кораблей 1-го ранга.

К тому времени не только назрело оснащение кораблей каким-то ударным оружием, они в целом устарели и нуждались в модернизации.

Первым, кто её дождался, стал БПК «Маршал Шапошников», вставший «в завод» в 2016 году, и сегодня, спустя 4 года, выходящий на испытания.

Но модернизация оказалась странной, если не сказать хуже.

Модернизация «для мебели»
На первый взгляд, модернизация корабля выглядит вполне пристойно и затрагивает многие его системы, включая оружие.

Модернизированный БПК проекта 1155 получил:

— комплекс ракетного оружия (КРО) «Калибр» (с возможностью применения крылатых, противокорабельных и противолодочных ракет), с установками вертикального пуска (УВП) с 16 ячейками для ракет (при этом, несмотря на заявления официальных лиц, возможность применения ПКР «Оникс» вызывает сомнения);

— КРО «Уран» с двумя четырехконтейнерными пусковыми установками ПКР 3М24;

— были обновлены РЛС с установкой двух разнодиапазонных (3-см и дм-диапазоны) обзорных РЛС. Установлен фундамент для новой носовой радиолокационной системы управления (РЛСУ) ЗРК «Кинжал» 9Р95МР.


Изменения в вооружении фрегата «Маршал Шапошников»
С установкой комплекса «Калибр» БПК приобрел возможность решения многоцелевых задач (в т. ч. нанесения дальних ударов по наземным и морским целям).

Комплекс «Уран» дал ему возможность участия в бою с надводными кораблями — даже если ячейки пусковых установок 3С-14 заняты другими, нежели ПКР, ракетами (КРМБ и/или ПЛУР).

Однако при внимательном анализе все оказывается не так хорошо, как кажется (и как заявлялось рядом СМИ).

Первое. Количество ракет комплекса «Калибр» для такого корабля, мягко говоря, оставляет желать большего и приемлемо только при откровенно «бюджетной» модернизации (в случае с «Маршалом Шапошниковым» это, увы, не так, этот ремонт и модернизация оказались очень дорогими).

Пример из опыта США: модернизация эсминцев «Спрюэнс» с заменой противолодочного комплекса «Асрок» (наводящейся пусковой установки и ее подпалубного магазина) на УВП с 61 ячейкой под КР «Томахок», ПЛУР «Асрок ВЛА» и ЗУР «Стандарт-2» (с обеспечением наведением их кораблями ордера с соответствующими ЗРК).


Модернизированный эсминец «Спрюэнс» ВМС США: вместо «Асрока» УВП на 61 ячейку (и «сигареты в портсигаре командира» 2х4 ПКР «Гарпун»)
Частично недостаток ракет в УВП 3С-14 может быть скомпенсирован за счет установки на «Шапошников» «тактического» КРО «Уран», однако опять же — с абсолютно недостаточным боекомплектом из восьми ПКР (например, для индийских носителей КРО «Уран-Э» практически «стандартом» стало 16 ПКР: четыре четырехконтейнерные ПУ «Уранов»).

Самое печальное в том, что задача размещения на корабле проекта 1155 16 «Калибров» решалась и без всякого дорогостоящего «кромсания» корабля под УВП — размещением новых ракет (по две) в старых пусковых установках ПЛУР КТ-100 (с перестановкой их на увеличенный угол старта)…. Ну, у нас же «страна очень богатая»…

При этом КР семейства «Калибр» стартовали бы не строго вертикально, а под углом к горизонту, что конструкция ракет семейства «Калибр» вполне позволяет. Подробнее о пусковых установках с наклонным стартом в статье «Под углом к горизонту. «Калибрам» нужны установки для наклонного пуска».

В случае с КТ-100 вместо каждой из крупногабаритных ПЛУР должна была устанавливаться пара транспортно-пусковых контейнеров. Они же использовались бы для пуска ПЛУР 91Р и модификаций.

Но вместо этого корабль потерял одно орудие ради тех же 16 «Калибров», но теперь в УВП 3С-14.

Второе. Крайне странной выглядит замена двух артустановок АК-100 на новую А-190-01, причем с системой управления «Багира». Вряд ли техническое состояние артустановок требовало их замены, и гораздо более разумным являлись ремонт АК-100 и замена приводов на высокоточные, тем более что для полноценного раскрытия возможностей новой точной А-190 требовалась система управления «Пума». Однако на «мозгах для пушки» «сэкономили»: установлена РЛСУ МР-123-02/3 «Багира»…

Третье. После модернизации сохраняется критический недостаток проекта 1155: слабое ПВО. Уничтожение такого корабля даже звеном современных истребителей-бомбардировщиков — вопрос просто организации налета. ЗРК «Кинжал» — очень хороший комплекс, но это защита ближнего рубежа со значительными ограничениями по секторам применения оружия, недостаточной дальности и высоты поражения целей.

Четвертое. Сохранение «рудимента» БПК, его огромных и тяжелых четырехтрубных торпедных аппаратов калибра 53 см, под абсолютно «антикварные» торпеды СЭТ-65 и 53-65К. Это нелепо с учетом очень высокой стоимости системы управления «Пурга-1155»: идея крутить шпиндели древних торпед с механическим вводом данных «новейшей» системой по цене более 300 млн. рублей, мягко говоря, вызывает недоумение, особенно с учетом того, что новый «Пакет-НК» (система управления и пусковые установки) обошелся бы дешевле (!) этой «Пурги» с древними СЭТ-65.


Огромные и тяжелые 53-см торпедные аппараты (устаревшие торпеды СЭТ-65 и 53-65К) сохранены. Фото Дениса Мокрушина (twower.livejournal.com)
Никакому объяснению с рациональной точки зрения это не поддаётся. Освободившееся после демонтажа торпедных аппаратов ЧТА-53 пространство позволяло легко и просто смонтировать любой из вариантов «Пакета НК»: как на обычной поворотной установке СМ-588, так и с ложементной установкой ТПК. При этом ЦУ для «Пакета НК» вполне может выдавать (причем значительно лучше, чем штатная ГАС «Пакет-А») ГАС «Полином-АТ». Нужны ли ее ремонт и модернизация? Разумеется, но при этом необходимо учитывать что «Полиномы-АТ» стоят не только на всех БПК проекта 1155, но и на ТАРКР «Петр Великий» и ТАВКР «Кузнецов».

Идея о том, что такой большой и ценный корабль может обходиться без антиторпед, просто преступна. Наличие малогабаритных 32-см противолодочных торпед для него тоже было бы очень полезным. Более того, за те годы, которые корабль находился на модернизации, можно было бы даже разработать лёгкие торпедные аппараты калибром 32 см с пневмопуском вместо пусковых установок «Пакета». Тогда корабль можно было бы вооружить десятками лёгких торпед и антиторпед. Подробности и суть проблемы — в статье «Лёгкий торпедный аппарат. Нам нужно это оружие, но у нас его нет».

Но и просто хоть в каком-то виде комплекс «Пакет НК» жизненно важен на боевых кораблях, особенно на таких, как БПК, на которые противник будет целенаправленно охотиться.

Но его на БПК в итоге нет.

Пятое. Очевидно, что данная модернизация не несет в себе никакой вменяемой концепции и логики. «Я тебя слепила из того, что было…» Как ударный носитель модернизированный «Шапошников» слаб, имеет крайне недостаточное ПВО, серьезные недостатки в ПЛО.

Отдельный вопрос: получил ли он современные средства управления, способен ли он по каналам обмена данных БИУС «свободно общаться» с новыми корветами ВМФ? С учетом отказа от установки на «Шапошников» БИУС «Сигма» вопросы возникают…

Здесь возникает вопрос: а нужна ли вообще модернизация 1155 проекта? Особенно с учетом сроков службы кораблей (который становится близким к предельному для кабельных трасс, полная замена которых весьма затратна).

Да, нужна!

Как надо было сделать
1155 — это единственный массовый корабль 1 ранга ВМФ с групповым базированием вертолетов. Увы, новый проект фрегата 22350 имеет серьезный недостаток: только один вертолет на борту, что значительно ограничивает его возможности при решении ряда задач.

Современные военно-политические условия поставили перед Вооруженными силами РФ и ВМФ ряд новых задач, в т. ч. антитеррористической направленности. При этом нужно понимать, что сомалийские пираты фактически кончились, но проблема международного терроризма не просто сохраняется, а становится все более острой, и противник (террористы на море) стали гораздо подготовленнее и опаснее. В данной ситуации для корабля океанской зоны крайне важными становятся групповое базирование многоцелевых вертолетов (не менее двух: один высаживает штурмовую группу, второй прикрывает) и эффективные штурмовые катера.

Говоря о вертолётах, нельзя не вспомнить их ударный потенциал, который они ярко проявили, например, в ходе войны в Персидском заливе в 1991 году. У России, лишённой авианесущих кораблей почти полностью, зачастую не будет иного выбора, кроме использования вертолётов на ракетных кораблях. Для получения целеуказания против надводных кораблей противника в морском бою вертолёты также бесценны. Но это должны быть несколько иные вертолёты, нежели сейчас.

Подробнее о возможностях вертолётов в морской войне — в статье «Воздушные бойцы над океанскими волнами. О роли вертолётов в войне на море».

Встают вопросы и по катерам. Лодка БЛ-680 откровенно слаба, БЛ-820 ненамного лучше. Нужны гораздо более мощные и скоростные катера, причем с современным спуско-подъемным устройством (СПУ), обеспечивающим их применение в условиях развитого волнения.

И опять — даже при установке комплекса «Пакет НК» свободное пространство, которое осталось бы после демонтажа ЧТА-53 для 53-см торпед, вполне позволяло бы смонтировать СПУ нужного типа, и для катеров осталось бы немало места. Это просто кто-то должен был предусмотреть.

Возникает вопрос: какой должна быть наиболее оптимальная модернизация проекта 1155?

Первое. Это должна быть умеренная по стоимости, но массовая модернизация максимально большого количества кораблей проекта 1155 в возможно короткие сроки, что возможно только без серьезного «кромсания» кораблей, т.е. установки 16 «Калибров» в штатные ПУ КТ-100. Технически это вполне возможно.

«Уран»? Это наш аналог американского «Гарпуна», про который говорили, что его можно положить в «портсигар каждого командира корабля». Его боезапас необходимо увеличивать — не менее чем до 16 ПКР. При этом, размещая установки поперёк хода корабля, как это сделано на корветах проекта 20380, их можно было бы устанавливать на шкафуте, там же, где до модернизации находился подъёмный кран.


На кадре видно, что на модернизированном корабле шкафут почти пустой, на нём ничего нет, а, значит, ПУ КРО «Уран» вполне поместились бы. Также видно, как много места палубой ниже, где установлены торпедные аппараты. Кадр с Youtube-канала «Военное дело»
Целесообразно сохранить обе артустановки АК-100 (с установкой современной РЛСУО «Багира» и новых обзорных РЛС).

Второе. Введение в боекомплект в дополнение к «Кинжалу» ЗУР 9М96 (с каналом радиокоррекции ЗУР). Задача может быть решена комплексно заменой давно устаревшего БИУС «Лесоруб» на новую «Сигму».

Третье. Замена 53-см торпедных аппаратов на комплекс «Пакет-НК» с размещением на месте 53-см торпедных аппаратов крупных мореходных скоростных катеров с мощным спуско-подъемным устройством, обеспечивающим применение катеров до 5 баллов включительно.

Четвертое. Флоту нужен современный многоцелевой вертолет! Ка-27М имеет массу недостатков в качестве противолодочного, и он «никакой» как многоцелевой вертолет. Надежды на «перспективную «Миногу» станут реальностью не ранее чем лет через 10-15, и сегодня просто нет никакой альтернативы реальной и серьезной модернизации Ка-27ПЛ до эффективного и современного многоцелевого вертолета.

Это техника. Но главное — все-таки организация, которая у современного ВМФ РФ фактически разрушена. Подробнее — в статье «Разрушенное управление. Единого командования флотом давно нет».

В «дореформенные» времена за «перспективу» ВМФ отвечало Оперативное управление ВМФ («мозг» флота), а сейчас – «все и понемногу», причем порой эти структуры вообще не входят в состав ВМФ (как, например, департаменты по ГОЗ и транспортного обеспечения МО РФ, «фонтанка» — морской филиал «авиационного» 30 НИИ). Наиболее жестко и с крайне тяжелыми последствиями это разрушенное управление проявилось в модернизации ТАРКР «Адмирал Нахимов». Срыв сроков и огромный перерасход средств привел в т.ч. к серьезным «кадровым последствиям» в ВМФ, причем «пострадавшие лица» ВМФ ответили за последствия ошибочных решений лиц и структур, вообще «не имевших отношения к ВМФ».


ТАКР «Адмирал Нахимов» стал апогеем подхода к модернизации боевых кораблей в России: невероятно долго и невероятно дорого, результаты не гарантированы
«Нахимов» и его модернизация, как и вообще отношение флота к модернизации старых кораблей, — это отдельный и очень больной вопрос, требующий отдельного освещения.

Пока рассмотрим то, как хаос в военно-морском целеполагании и управлении отразился на модернизации «Шапошникова».

Как так получилось, что дорогой и сложный проект по переоборудованию БПК во фрегат оказался настолько непродуманным?

Всё просто: при составлении тактико-технического задания на модернизацию во главе угла стояли соображения, не имеющие отношения ни к оценке того, в каких условиях и против какого противника будет действовать корабль, ни к реальным рискам войны на море против компетентного (обратим внимание на это – не обязательно сильного, просто понимающего то, что он делает) противника, ни к тому, чтобы просто получить военную силу, способную именно сражаться на морях. Никто не думал ни о выживаемости этого корабля в бою, ни о том, как он сможет наносить ущерб ВС противника – настоящим, таким, которые на корабль со слабой ПВО пошлют авиацию, а на корабль со слабой ПЛО – подлодки, а не любезно будут подставлять под ракетные удары свои корабли.

Всё это просто было не важно. Вот обеспечить заказами «правильных» контрагентов было важно. Показать высшему военно-политическому руководству страны то, что у нас растёт число боевых единиц с «Калибрами» — важно.

А сделать полноценный боевой корабль, сэкономив при этом деньги, – не важно.

Флот сегодня мало влияет на разработки морских доктрин и стратегий и даже военно-морскими соединениями не управляет. И его влияние на ТТЗ перспективных систем оружия ограничено.

И Генштаб, и руководство Минобороны, и промышленность имеют намного больше власти и влияния на то, какими создаются наши корабли и подлодки. И они не всегда понимают, что делают, или действуют именно в интересах повышения реальной боеспособности ВМФ. Зачастую всё наоборот.

Основным нормативным документом, определяющим направления развития ВМФ, являются «Основы государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года». Все задачи флота в этом документе сводятся в основном к тому, чтобы пугать противника ракетными ударами. Вот «Шапошников» и получил «Калибры» — с поправкой на интересы промышленности в сложном и дорогом ремонте, конечно же.

А про противолодочную оборону в «Основах» ничего нет. Ну так корабль без неё и остался, всё закономерно.

О том, что кораблю придётся вести бой, никто и не задумывается.

И если критерии боя не станут наиважнейшими для модернизации и строительства наших кораблей, наш флот так и будет представлять «набор для парадов», в том числе для главных. Которые, увы, имеют несчастье заканчиваться Цусимой и Порт-Артуром…


Броненосец «Победа» на высочайшем смотре 1902 г. (присутствовали император Николай II и кайзер Вильгельм II)

Броненосец «Победа» (потоплен в Порт-Артуре два с половиной года спустя)
Вот только и Порт-Артур, и Цусиму нам устроил противник, имеющий превосходство в численности войск и сил на ТВД, короткие коммуникации и более передовую технику.

Новую Цусиму нам сможет устроить почти любая средней силы страна, которая подойдёт системно к развитию своих ВМС и использованию недостатков в нашем ВМФ.

Более того, даже не поражение в войне, а провал антитеррористической операции в океанской зоне с участием БПК проекта 1155, — это не только человеческие жертвы, но и крайне негативные военно-политические последствия. Между тем устроить это сегодня нам способны даже современные пираты. На круглом столе форума «Армия-2016» по теме пиратства в докладе представителя МИД были приведены данные по современным катерам пиратов-террористов, на фоне которых наши катера БЛ-680 и БЛ-820 — «просто щенки», а наши вертолеты ввиду отсутствия адекватного вооружения (стрелковое оружие экипажа таким считать сложно) практически непригодны… И это в ВМФ, похоже, не беспокоит никого…

Тот подход, который продемонстрирован при модернизации БПК «Маршал Шапошников», став массовым, даёт практически кому угодно безнаказанно одержать над кораблями ВМФ верх в силовом противостоянии.

Остаётся лишь слабая надежда на то, что хотя бы «Пакет НК» и обновление боекомплекта ЗРК для этого корабля когда-нибудь станут реальностью.

Но Цусима-2 сегодня выглядит намного более вероятным вариантом.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

Twitter
Tweet
YouTube
Pinterest
LinkedIn
Share
Instagram
Telegram
VK
OK