Смешной предок авианосца


Да, возможно, материал покажется смешным и несерьезным, но поверьте, непосредственным участникам было совершенно не до смеха. Они, участники, были заняты весьма серьезным делом созидания.

Сегодня авианосец – это весьма серьезное оружие. И страны, у которых есть на вооружении авианосцы, составляют некий престижный клуб тех, кто смогли обзавестись этим оружием. Таиланд не в счет, президентская авианесущая яхта все-таки не очень серьезно смотрится на общем фоне.

Но сегодня мы окунемся в историю. Очень так глубоко, поскольку история – штука очень серьезная. А история авианосцев началась намного раньше, чем многие себе могут представить.

Начинаем.

И начинаем с того, чем первоначально занимались все летательные аппараты. То есть с разведки.

Изначально разведка была завязана на скорость перемещения и высоту, на которую разведчики могли забраться. И чем выше оказывался наблюдатель, тем проще ему было работать. Но вот беда, подходящие высоты были не всегда под рукой. Особенно при осаде городов, а также на море, где все решала высота мачт.

Неудивительно, как только человек придумал способ подняться повыше, первым, кто на это начал смотреть пристально, были именно военные.

И как только начались такие вещи, как «фурвин сделал, как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в неё, и нечистая сила подняла его выше березы», военные поняли, что вот оно.

Правда, первые воздушные наблюдатели взлетали не на воздушных шарах или аэростатах, а на воздушных змеях. Понятно, что задумка, пришедшая от китайцев, была продуктивна, хотя полет зависел от таких вещей, как ветер. Ну и приходилось наблюдателей подбирать по принципу «чем легче – тем лучше».




Если верить записям, то первые попытки приспособить для разведки воздушный шар были совершены в армии Наполеона Бонапарта. И вроде даже успешно. И тут же возникла подлая мыслишка на тему того, что неплохо было бы с воздушного шара швырнуть что-то взрывчатое на головы противнику.

Но не получилось, потому как не было того, что можно было бы швырнуть. Контактных взрывателей еще не изобрели, да и высота подъема была так себе. Не более 400 метров, и удаление не такое уж далекое от места старта, так что туда запросто можно было отправить некоторое количество ядер или (еще более эффективно) эскадрон гусар летучих, которые порубили бы обслугу воздухоплавателей в крошево.

Однако идейка прочно поселилась в военных мозгах.


Следующую попытку сделали австрийцы, которые в 1849 году осаждали Венецию, где началось антиавстрийское восстание. Венеция тогда была частью Австрийской империи.

И именно в 1849 году произошло первое применение боевых летательных аппаратов с кораблей.

Австрийские войска осадили Венецию, устроив полноценную блокаду, но вот дальше этого дело не пошло. Венеция была весьма прилично укреплена, да еще ландшафт просто не позволял подтянуть тяжелую осадную артиллерию, чтобы вразумить непокорных.

Сложилась патовая ситуация, в которой австрийцы просто не могли нормально обстреливать город, что, естественно, их бесило.

Среди австрийцев нашелся умный человек. Такое случается даже в имперских армиях. Лейтенант (!!!) австрийской артиллерии Франц фон Юхатик предложил бомбардировать город с аэростатов.

Идея была очень новаторской: аэростаты надо было запустить по ветру, когда он дул в сторону Венеции, а в нужное время часовой механизм должен был сбросить бомбы на город.

Главкому австрийцев маршалу Радецкому идея понравилась, и работа закипела.

Почему австрийцы решили применять аэростаты с воды, сегодня сказать сложно. Но первое применение было именно с носителя морского базирования, говоря современным языком.

На деле все было проще: в качестве носителя аэростатов использовали вспомогательный корабль «Вулкано». Снаряженные бомбами аэростаты цеплялись к бортам корабля. При попутном ветре аэростаты отцеплялись и отправлялись к цели. Над городом по истечении расчетного времени срабатывал механизм, освобождавший бомбы, и они летели вниз.

Все было весьма приблизительно, но идея по тому времени была хороша. И весьма современна. Вряд ли реальное боевое воздействие было бы значимым, но вот моральное – вполне.

Удовлетворенные паникой в городе, австрийцы продолжили палить по городу из пушек, которым ветер был не принципиален.

Факт, пусть и малозаметный, в истории остался. В июне 1849 года впервые с борта военного корабля стартовал летательный аппарат (беспилотный) с бомбовой нагрузкой.

Но кому надо было, тот запомнил. И уже в 1862 году, в акватории реки Потомак армия северян в Гражданской войне применила это оружие. Правда, в несколько ином качестве.

Северяне взяли старую угольную баржу и переоборудовали ее в носитель аэростатов. Устойчивая баржа позволяла разместить на себе все необходимое оборудование, ремонтное, подъемное, телеграфную станцию (!) для докладов наблюдателя и запас водорода для наполнения оболочки.

Точность перемещения тут не требовалось, достаточно было вывесить аэростат повыше и наблюдать за действиями противника или корректировать огонь своих батарей.

Получилось весьма эффективно. Настолько, что баржа, курсировавшая вне досягаемости орудий южан, достала их настолько, что был отправлен десантный отряд из нескольких судов, дабы прекратить разведывательное безобразие северян.

Однако северяне предполагали что-то подобное, и на Потомаке разыгралось небольшое сражение между десантом южан и силами охраны аэростатоносца, состоявших из двух канонерских лодок, вооруженного парохода-буксира и шлюпа. Южане получили по зубам, но идею скопировали и построили свой корабль с разведывательным аэростатом.

А вот за Гражданской войной наблюдали из Европы, и наблюдали пристально. Даже посылали своих представителей и наблюдателей. Для ознакомления с новинками и военным опытом.

Одним из таких офицеров был немецкий капитан (будущий генерал-лейтенант) граф Фердинанд фон Цеппелин. Кавалерийский разведчик по профилю.


Наверное, уже никто не удивится тому, что майор фон Цеппелин во время Франко-прусской войны 1870-1871 годов очень широко использовал для сбора данных аэростаты…


На флоте новинку тоже осваивали. Даже с большим интересом, чем на суше, потому что на море нет гор, высот и прочих преимуществ. Только мачты, с которых велось все визуальное наблюдение.


Но мачту не сделать настолько высокой, чтобы можно было реально получить преимущество перед противником. Несколько десятков метров, и все. А вот аэростат можно было задрать на сколько позволили бы длина и вес троса. То есть на несколько сотен метров. А это уже реальное преимущество.

Но работа с аэростатом было весьма непростым делом. Во-первых, ветер, который мешал работе, во-вторых, форма аэростата. Привязные аэростаты крутило и вращало ветром просто ужасно, и зачастую наблюдатели просто не могли нормально делать свое дело.

Так продолжалось, пока немцы не изобрели так называемый змейковый аэростат. То есть аэростат немного удлиненной формы и с оперением, которое играло роль стабилизатора.


И мир прорвало. Все понравилась концепция воздушного корректировщика на море, которому совершенно не мешает дым от выстрелов огромных пушек броненосцев и дредноутов. А они все еще стреляли дымным порохом, так что дыма хватало. По самые клотики.

И разведчики обходились очень недорого, под нужды флота и несение аэростатов можно было переоборудовать всякие коммерческие корабли. Чем дешевле – тем лучше.


Кстати, вот в плане постройки и перестройки аэростатоносцев первым стал российский флот. В 1904 году в строю русского флота появился вспомогательный крейсер «Русь». Это был немецкий коммерческий пароход, который купил граф Строганов и отдал на нужды флота.

Пароход («Лан») был свежим и довольно быстрым, 17 узлов – это вполне неплохо. А потому оружия на «Русь» ставить не стали, а вооружили новоиспеченный крейсер четырьмя аэростатами змейкового типа.


Кроме них, в «боекомплект» входил один традиционный шарообразный аэростат и четыре небольших сигнальных аэростата. Сигнальные аэростаты предназначались для того, чтобы подавать сигналы кораблям в эскадренном строю на большой удалении.

И на других русских кораблях начали появляться аэростаты. Вот, нашел фото крейсера «Россия» с пузырем на корме.


Аэростаты прижились на кораблях. Польза была очевидна. Сгубило идею развитие авиации. Да, самолет в Первой мировой войне только вставал на крыло. Нес один-два пулемета и несколько маленьких бомбочек, в то время как нормальные боевые дирижабли ощетинивались стволами не только пулеметов, но и пушек. И бомбы брали сотнями килограммов.

Увы, но в споре с самолетом аэростат проиграл. И аэростатоносцы начали переделывать в гидроавитранспорты, то есть носители гидросамолетов.


Русский гидроавиатранспорт «Орлица»
Так что исторически цепочка развития выглядит так: аэростатоносец – дирижабленосец – гидроавиатранспорт – авианосец.


А суть применения, кстати, не сильно отлична от австрийской задумки 1849 года. Значит, идея была весьма и весьма хороша…
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

Twitter
Tweet
YouTube
Pinterest
LinkedIn
Share
Instagram
Telegram
VK
OK