Анализ рынка бронированных машин за 2019 год и оценка его перспектив


После отмены контракта с Испанией на 348 машин Piranha V Дания и Румыния остаются единственными операторами этой платформы
В статье представлен анализ того, как изменение баланса оборонных возможностей, связанное с переходом от противоповстанческих операций к конфликтам с равными соперниками, отразилось на программах закупки бронированных машин.

2019 год оказался знаменательным для мирового рынка бронированных машин, что связано прежде всего с устойчивым потоком контрактов и громкими заявлениями о реализации новых программ. В этом сегменте в 2020 году прогнозируется увеличение расходов на 9,5%, то есть до 26,67 миллиарда долларов (конечно, если события последних месяцев не внесут свои коррективы), и эта тенденция в следующем десятилетии, по-видимому, продолжится.

Спрос на новые машины отражает две устойчивые тенденции. Первая, потребность в хорошо защищенных платформах с достаточной стратегической и оперативной мобильностью для того, чтобы можно было быстро развернуть технику в любой потенциально горячей точке мира; и вторая, желание иметь новые гусеничные БМП и ОБТ, которые могут заменить платформы времен Холодной войны, ведь срок службы многих из них приблизился к 40 годам.

Эти потребности на данном этапе определяются трансформацией взглядов на характер и вероятность большого конфликта в будущем. В то время как противоповстанческие задачи без сомнения сохранят первостепенную значимость в таких регионах, как Африка и Ближний Восток, вывод войск из Афганистана и Ирака способствовал резкому сокращению масштабов подобных операций. Вместе с тем, ухудшение отношений между государствами НАТО, Россией и Китаем заставило сменить приоритеты и перейти к наращиванию возможностей, которые могут понадобиться в случае возникновения традиционного конфликта с равным соперником.

Американские амбиции
Имея самый большой оборонный бюджет в мире, США находятся на передовой омоложения рынка военной техники. Хотя устойчивость роста расходов оборонного бюджета армии США в долгосрочной перспективе многими аналитиками ставится под сомнение, она продолжает реализацию амбициозной программы по модернизации с целью получения превосходства в шести ключевых сферах: высокоточный огонь большей дальности, боевые машины следующего поколения NGCV (Next-Generation Combat Vehicles), перспективные платформы вертикального взлета, сеть, ПВО и ПРО, и огневая эффективность солдата.

Второй из этих приоритетов — проект NGCV — включает несколько конкурсов по новым бронированным машинам. Главным среди них является конкурс по опционально обитаемой боевой машине OMFV (Optionally Manned Fighting Vehicle), по результатом которого будет закуплена новая гусеничная БМП с целью замены М2 Bradley к 2026 году. С самого начала на этот проект претендовали два заявителя, каждый из которых должен был поставить для испытаний по 14 прототипов.


Если программа будет выполнена полностью, около 3000 бронемашин Armored Multi-Purpose Vehicle может быть поставлено в американскую армию на сумму порядка 12 миллиардов долларов
Впрочем, в конце 2019 года объявление о том, что бронемашина Lynx KF41 от компаний Raytheon/Rheinmetall исключена из тендера, вызвало шок в среде специалистов. По официальным данным, исключение было связано с отставанием от графика поставок опытных машин на Абердинский полигон для испытаний. Таким образом, в тендере остался единственный участник — компания General Dynamics Land Systems. В результате армия объявила о том, что остановит программу в январе 2020 года с целью пересмотра своих требований и графика закупок.

Подобное развитие событий, как правило, сопровождается определенными рисками, являющимися следствием ускоренной разработки новой техники. Преждевременный выход компании BAE Systems из тендера в июне 2019 года ясно показал то, что почти 100 обязательных технических требований и амбициозный график многие потенциальные кандидаты посчитали невыполнимыми.

Несмотря на неуверенный старт подпрограммы OMFV, другая важная составляющая инициативы NGCV продолжает уверенно реализовываться. За подпрограмму Mobile Protected Firepower борются система М8 Armored Gun System от BAE Systems и новая платформа от GDLS, первые фотографии которой были опубликованы в январе прошлого года. Обе компании получили контракты стоимостью до 376 миллионов долларов на постройку 12 прототипов. В итоге в 2022 году будет выбран победитель, который получит контракт на производство 504 машин.

Эта программа является индикатором формирования новых потребностей в более легких платформах прямой огневой поддержки, которые проще развертываются и имеют достаточную мобильность для поддержания сил, действующих в районах, недоступных для более тяжёлых ОБТ и БМП.

Следствием подобной смены приоритетов в секторе более тяжелой бронетехники стало сокращение финансирования, выделяемого на машины категории MRAP. Впоследствии в бюджете 2019 года было значительно сокращено выделение средств на закупку бронеавтомобиля JLTV (Joint Light Tactical Vehicle) компании Oshkosh, чему во многом способствовали настроения, царящие в среде высокопоставленных военных. Официальные лица не раз признавались, что этот бронеавтомобиль лучше подходит для предыдущих войн, недаром министр обороны Марк Эспер как-то сказал: «Что определило создание JLTV? Самодельные взрывные устройства в Афганистане и Ираке». Эта тенденция плавно перешла и в 2020 финансовый год, количество закупаемых машин JLTV было сокращено с 3393 в 2019 году до 2530 штук с целью выделения большего объема средств на другие программы.

Хотя США, как сообщается, собираются потратить 94% от общих расходов этого региона, Канада также закупает 360 машин 8×8 по программе Armoured Combat Support Vehicle стоимостью 1,54 миллиарда долларов. Эти машины, базирующиеся на платформе LAV (Light Armoured Vehicle) 6.0 производства GDLS-Canada, в период с 2020 по 2025 год заменят гусеничные бронетранспортеры М113 и Bison 8×8.

Разнообразная геометрия
Рынок бронированных машин в Европе намного более неоднородный, хотя и не менее активный. По некоторым оценкам, европейский континент, являющийся домом для пяти мировых лидеров по оборонным затратам, с 2019 по 2029 год станет вторым по размерам региональным рынком бронемашин, поскольку по прогнозам расходы на бронетехнику за этот период возрастут с 7,7 миллиарда долларов до 10 миллиардов.

Аппетиты на новые машины 8×8 остаются высоким, несмотря на ряд контрактов в последние годы. Возможно, самым заметным событием в 2019 году стал контракт британской армии стоимостью 2,8 миллиарда фунтов ($3,6 миллиарда) на серийное производства 523 машин Boxer, большая часть которых будет собирается на заводе Rheinmetall BAE Systems Land в британском Телфорде.

Европейский рынок по секторам, 2019-2029, (в миллионах долларов)

После достижения пика в 2021 году рост на европейском рынке колесных БТР и БМП по прогнозам будет сдержанным, поскольку гусеничные машины, в частности БМП, займут более крупную долю рынка

Хотя самые крупные европейские военные структуры уже сделали свой выбор и остановились на колесных машинах конфигурации 8х8, осталось несколько стран, которые находятся в процессе закупок или выбора платформы.

Здесь можно назвать болгарский тендер на 90 БМП и 60 машин поддержки стоимостью 830 миллионов долларов, словацкий контракт на 81 машину 8×8 стоимостью 480 миллионов долларов и потенциальную словенскую потребность, которая изначально предусматривала закупку 48 бронемашин Boxer пока контракт не был отложен в прошлом январе.

В декабрьских сообщениях СМИ сообщалось, что испанское министерство обороны отвергло предложение компании Santa Barbara Sistemas на поставку 348 машин Piranha V 8×8 на сумму 2,34 миллиарда долларов, при этом вполне возможно повторное открытие конкурса в 2020 году. В этом случае бронемашина Boxer станет основным конкурентом, хотя компания Nexter и итальянский консорциум СIO также рассматриваются в качестве потенциальных кандидатов.

Кроме того, во всех странах Старого Света существует огромная потребность в тактических машинах 4×4. Одной из самых крупных программ является британская Multi-Role Vehicle — Protected. Программой, поделенной на три «пакета», предусматривается закупка трех разных платформ для выполнения различных задач.

Британское правительство первоначально намеревалось быть единственным подрядчиком первого «пакета» и в 2017 году Госдепартамент США одобрил возможную сделку по продаже Великобритании до 2747 бронеавтомобилей JLTV стоимостью до 1 миллиарда долларов. Впрочем, вследствие относительно высокой стоимости машины и того факта, что другие поставщики могли бы предложить альтернативные варианты с большей долей участия местной промышленности, сохраняется некая неопределенность и только время покажет, закончится ли всё это подписанием контракта.

Продажи по Закону о продаже оружия и военной техники иностранным государствам также являются привлекательной альтернативой для многих более мелких стран, не имеющих мощной оборонной промышленности или ресурсов на проведение конкурса и сравнительных испытаний. В 2019 году европейскими странами был подписан ряд контрактов на JLTV, что может стимулировать в будущем рост продаж этой платформы.

Этому могли бы способствовать такие программы, как например, European Recapitalization Incentive Program (европейская программа стимулирования обновления). Это фонд размером 190 миллионов долларов, средства которого идут на замену устаревшего советского вооружения, находящегося в армиях Албании, Боснии-Герцеговины, Хорватии, Греции, Северной Македонии и Словакии. За счет дотирования поставок американской техники этим государствам Вашингтон может «подрезать крылья» европейским производителям, сократив их возможности в региональных продажах. В рамках этой инициативы подписан, например, контракт, которым предусматривается поставка хорватской армии 84 гусеничных машин М2А2 Bradley ODS.


По меньшей мере, 62 танка Т-80БВМ были заказаны российским министерством обороны для оснащения частей, дислоцированных в северных и арктических регионах
Действительно, аналитики прогнозируют, что рынок гусеничных бронемашин начнет расти и увеличит свою долю к середине десятилетия. Что касается других платформ, то большими возможностями здесь располагают страны Центральной и Восточной Европы.

Среди крупнейших программ в этом секторе можно назвать чешский тендер стоимостью 2,2 миллиарда долларов по закупке более 200 гусеничных БМП на замену машин BVP-2 эпохи Холодной войны, хотя Польша также вынашивает долгосрочные планы по замене своих машин BWP-1 и BWP-2, возможно на платформу местного производства HSW Borsuk.

Меньше возможностей имеется в секторе ОБТ, поскольку военные стремятся модернизировать существующие танки с целью продления их срока службы. Кроме стран, способных разрабатывать свои собственные танки, например, Турции, единственной европейским танком, претендующим на звание нового, можно назвать модель Leopard 2A7. Этот вариант был куплен Данией, Германией и Венгрией; возможно в будущем могут появиться новые заказчики на эту платформу.

К 2035 году должна начаться замена немецкого танка Leopard 2 и французского танка Leclerc на новую платформу, разработанную в рамках программы Mobile Ground Combat System. В соответствии с планами более 500 новых танков поступят в вооруженные силы Франции и Германии, хотя проект может расшириться до большой панъевропейской программы вследствие интереса, проявленного Польшей и Великобританией. Впрочем, перспективы инвестиций других государств, скорее всего, зависят от развития и степени участия местной промышленности и того, насколько программные требования, которые, по всей видимости, не будут выработаны до 2024 года, соответствуют специфическим национальным потребностям.

Постсоветские решения
Последнее повышение расходов на европейскую оборону является по большей части ответом на модернизацию Россией своих вооруженных сил и более воинственную внешнюю политику, на которую с тревогой поглядывают многие страны НАТО. Москва пытается создать более гибкую, более реагирующую армию, которая может быстро развернуться в любой точке мира.

В странах, входивших в орбиту влияния Советского Союза, модернизация унаследованных от него огромных парков техники и другого вооружения, не была прямой. Некоторые проекты, например, по разработке машин категории MRAP, начинают приносить свои плоды. Эти платформы не только обеспечивают защиту и подвижность обычных войск, но также являются одним из средств проецирования силы в заморских контингентах, что можно видеть на примере Сирии.


Танк VT4 китайской компании Norinco становится популярным в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По меньшей мере. 52 машины были заказаны тайской армией, а по некоторым данным, Пакистан также заинтересован в их покупке
Впрочем, по другим типам бронетехники график разработки и принятия новой техники был сдвинут дальше вправо. В качестве примера можно привести ОБТ «Армата», который должен пройти войсковые испытания в 2020 году, несмотря на предыдущие планы, предусматривающие производство 2300 платформ к 2025 году.

Подобная судьба выпала на долю гусеничной платформы «Курганец» и колесной «Бумеранг», которые пока находятся на этапе предварительных испытаний, хотя на «Бумеранг» в 2021 году ожидается заказ до 100 машин на сумму порядка 250 миллионов долларов.

Признавая тот факт, что принятие на вооружение новых платформ будет идти гораздо медленнее, российское министерство обороны выбрало приоритетное направление модернизации существующей техники по текущей государственной программе перевооружения. Это означает, что будет продолжено производство устаревших платформ, например, БМП-3, о контракте на изготовление 168 этих машин на сумму 14,25 миллиарда рублей было объявлено в ноябре 2019 года. Существующие танки также будут модернизированы до стандартов Т-72БЗ, Т-80БВМ и Т-90М.

Техника и вооружение советской эпохи также преобладает во многих бывших советских республиках Средней Азии. Тем не менее, эти государства покупают вооружение в самых разных странах мира, а многие из них предприняли шаги по созданию своей оборонной промышленности, например, Казахстан организовал совместное предприятие с южно-африканской Paramount Group.

Хотя окончательный успех амбициозных программ Москвы по закупкам вооружений еще предстоит оценить, они стали драйвером модернизации в Европе и США. Вследствие ухудшения отношений России со многими государствами, а также недостаточных мощностей национальной оборонной промышленности, у российских производителей вне пределов страны имеется мало шансов получить прибыль от этих вложений. Тем не менее, государства Центральной Азии, возникшие после распада Советского Союза, до сих пор сохраняют зависимость от поставок российской военной продукции, несмотря на то, что многие из них начали диверсифицировать своих поставщиков.

Расколотый рынок
Расходы в рамках программ закупок новых вооружений в Азиатско-Тихоокеанском регионе к 2029 году по прогнозам вырастут на 5,3 миллиарда долларов. Большая часть всех средств будет истрачена в оборонных программах Китая, Индии, Японии и Южной Кореи, тогда как остальные азиатские страны смогут позволить себе минимум оборонных расходов.

Многие государства в регионе должны бороться с рядом угроз, варьирующихся от соседей с экспансионистскими устремлениями до повстанцев и террористов, и в связи с этим должны закупать технику, подходящую для операций на местности разного типа.

Этим обуславливается множество потребностей и фрагментированный рынок, на котором уверенно себя чувствуют США, Китай, Россия и Европа. Впрочем, всё больше государств в регионе развивают свою собственную оборонную промышленность за счет покупки собственной продукции, приглашения консультантов для помощи в разработке или создания совместных предприятий по сборке зарубежных платформ.

Азиатско-Тихоокеанский рынок по секторам, 2019-2029, в миллионах долларов

Согласно прогнозам, рынок в Азиатско-Тихоокеанском регионе продолжит непрерывно расти в следующем десятилетии, что в основном будет обусловлено крупными программами по гусеничным машинам
Прогнозируется увеличение спроса на новые ОБТ. Уже сейчас один из известных поставщиков получает с этого немалые прибыли. Китайская корпорация Norinco поставила по меньшей мере 48 танков VT4 Таиланду, тогда как по сообщениям, Пакистан — еще одно государство, имеющее тесные связи с Пекином, — проявил интерес к приобретению до 100 машин VT4.

Для тех военных, которые хотят иметь огневую эффективность ОБТ, но ограничены по стоимости или по массе, альтернативой может стать гусеничная или колесная платформа прямой огневой поддержки. Этот вариант, например, был выбран Индонезией, при этом Филиппины также инвестируют в легкий гусеничный танк и колесную машину огневой поддержки, реализуя программу стоимостью 190 миллионов долларов.

По некоторым оценкам, ожидается существенный прирост инвестиций также и в гусеничные БМП. Значительный вклад в этот процесс вносит программа австралийской армии под обозначением Land 400 Phase 3 стоимостью 10,1 миллиарда долларов, в которой претендентами выступают относительно новые платформы — Lynx KF41 немецкой компании Rheinmetall и AS21 Redback южнокорейской Hanwha.

Индия, эксплуатирующая парк из более чем 2500 БМП-1 и БМП-2, также намерена получить им на смену новую гусеничную машину. При заявленной потребности 3000 машин программа FICV (Future Infantry Combat Vehicle) стоимостью 8 миллиардов долларов, как предполагается, продлится более 20 лет. Впрочем, как и в случае со многими другими индийскими закупками вооружений, эта программа в результате бесконечных задержек уже очень сильно отстает от первоначального графика, что указывает на то, что планируемая дата принятия на вооружение в середине 2020-х вряд ли соответствует реальности.

Что касается колесного сегмента, то многие военные в этом регионе уже подписали контракты с целью удовлетворения своих потребностей в платформах 8х8.

Тем не менее, остаются открытыми несколько крупных тендеров. Один из них — тендер по индийской колесной плавающей платформе Wheeled Amphibious Armoured Platform, разработанной компанией Tata Motors в сотрудничестве с Организацией оборонных исследований. В случае успешной реализации этого проекта есть надежда, что он сможет удовлетворить до 20% потребности в БМП FICV (т.е. до 600 машин), хотя непостоянная природа оборонных закупок в Индии может изменить первоначальные планы.

Япония, традиционно разрабатывающая и производящая свои собственные бронемашины, после того, как предложение компании Komatsu не удовлетворило японских военных, открыла свою программу по улучшенному колесному бронетранспортеру для иностранных производителей бронетехники. Компании Patria и GDLS представили свои платформы 8×8 — AMV и LAV 6.0 соответственно. При этом Mitsubishi Heavy Industries также представила свою машину Mitsubishi Armored Vehicle, которая отличается высоким уровнем унифицированности с уже эксплуатирующейся в японской армии бронемашиной Туре 16 Manoeuvre Combat Vehicle.

Легкие колесные машины также не обойдены вниманием. Например, Таиланд оценивает предложение местных компаний Chaiseri и Panus Assembly no модернизации или замене устаревших разведывательных машин V-150 Commando 4х4, а Малайзия в свою очередь ищет замену своим ветеранам — патрульным машинам Condor.

Другие рынки
Ближний Восток является еще одним лакомым куском. Хотя точные цифры по расходам сложно получить в открытом доступе, несомненно, что хорошо оснащенные войска являются основным приоритетом многих стран региона.

Импорт вооружений стратегически важен почти для всех стран Ближнего Востока, несмотря на все попытки развития собственной оборонной промышленности, например, в тех же Объединенных Арабских Эмиратах. Это подтверждает изобилие платформ конфигурации 8х8 от поставщиков разных стран, включая контракт с Саудовской Аравией на 928 бронемашин LAV 700 производства GDLS-Canada, контракт с Оманом на 145 машин Pars III производства турецкой FNSS и контракт с ОАЭ на 400 машин Rabdan, которые будут поставлены местной компанией AI Jasoor.


Сильное влияние США в регионе определяет развитие местной оборонной промышленности и вооруженных сил, хотя другие поставщики не сдаются и так или иначе пытаются конкурировать с американцами. Приятно видеть присутствие на этом рынке российских компаний — Курганмашзавода и Уралвагонзавода
Впрочем, на это могут оказывать влияние высокие политические риски, что наглядно демонстрирует критика канадского правительства по поводу контракта с Саудовской Аравией на астрономическую сумму 3,4 миллиарда долларов, который, впрочем, пока приостановлен в связи с ухудшением отношений между двумя странами. Планы Катара по подписанию с французской компанией Nexter контракта на 90 машин VBCI-2 также были поставлены под сомнение в связи с коррупционным скандалом.

Тактические машины конфигурации 4×4 и бронемашины категории MRAP также пользуются повышенным спросом. Например, Саудовская Аравия хочет приобрести новую платформу 4х4, которая подойдет всем видам вооруженных сил страны. Вследствие остановки поставок 1500 машин Jais производства эмиратской компании Nimr появляется шанс для других поставщиков заполнить эту нишу. После дебюта машины Mbombe 4 компании Paramount Group на выставке IDEX 2019 ОАЭ купили четыре этих машины для проведения испытаний.

Хотя в публичном пространстве информация об оборонных программах довольно скудна, очевидно, что растет спрос и на новые гусеничные машины. Огромное число устаревших платформ, например БТР М113, в конечном счете, подлежит замене, это касается и устаревших ОБТ. В русле этой реальности Оман приступил к оценке танка К2 южнокорейской компании Hyundai Rotem, возможно с целью замены своих 38 танков Challenger 2.

Заключение контрактов
Несмотря на некоторые положительные сдвиги, многие африканские государства находятся в непростом социальном и политическом положении, при этом военные этих стран вынуждены довольствоваться скромными оборонными бюджетами. Учитывая недавнее падение расходов африканских стран на оборону, аналитический сайт Defence Insight оценивает сокращение объема рынка бронированных машин на континенте с 1,3 миллиарда долларов в 2019 году до 800 миллионов долларов в 2029 году.

Для того чтобы хоть как-то свести концы с концами, многие военные полагаются на устаревшие системы еще времен Холодной войны. Оборонные бюджеты в редких случаях могут увеличиваться, но только чтобы закупить минимальное количество техники.

Поскольку у многих государств отсутствуют мощности по сборке или производству бронированных машин, большая часть техники закупается из-за рубежа. Хотя США достаточно активны в поставке машин MRAP и 4×4 из своих запасов, Китай, Израиль и Россия своим союзникам также предлагают широкий ассортимент устаревших, но все еще работоспособных платформ без какого-либо политического контроля, как правило, сопровождающего поставки новой бронетехники.

Несмотря на преобладание импортных машин, в некоторых африканских странах начинают появляться свои новые промышленные игроки, хотя они до сих пор находятся на стадии становления и развивают бизнес, работая в основном с местными или региональными заказчиками. Здесь в качестве примера можно привести компании Proforce из Нигерии и Twiga из Южной Африки, усилия которых направлены на удовлетворение устойчивого спроса на минозащищенные машины.

Очевидно, что большая часть развитой оборонной промышленности находится в Южно-Африканской Республике, которая экспортирует военную технику во многие станы мира. Впрочем, крупнейшая программа страны по закупке 244 БМП Badger 8×8 стоимостью 1,3 миллиарда долларов сталкивается с определенными сложностями, связанными с техническими проблемами и финансовым положением головного подрядчика Denel Land Systems, вынужденного отодвинуть поставку первой партии на 2022 год. Между тем, в армии страны до сих пор эксплуатируются танки Olifant Mk 1B и Mk 2 (базирующиеся на танке Centurion еще 50-х годов) и об их замене речь не идет.


Поставки 145 машин FNSS Pars III 8×8 и 27 Pars III 6×6 Оману намечено завершить к концу 2020 года
В этом сложном регионе одним из исключений является Алжир, который потратил значительные суммы на обновление своего парка бронированных машин. Преобладают экспортные поставки российской бронетехники, при этом страна активно сотрудничает с немецкой компанией Rheinmetall по организации сборочного производства патрульной машины Fuchs 2 6х6. По некоторым данным, Алжир может быть заинтересован в сборке платформы 8×8 на этом предприятии. На это намекают фотографии, на которых эта машина проходит испытания в алжирской армии. Впрочем, необходимо дождаться официального подтверждения этой сделки.

Финансовые реалии
Латиноамериканские военные многие годы инвестировали в бронированные машины в целом не очень большие суммы и в связи с этим многие платформы на данный момент устарели но, тем не менее, до сих пор эксплуатируются в вооруженных силах стран континента. Несмотря на тот факт, что многие страны определились со своими потребностями в новых машинах, большая часть из них еще должна принять официальные решения.

Единственным крупным проектом в этом регионе является закупка Бразилией 2044 бронетранспортеров VBTP-MR Guarani на сумму 3,4 миллиарда долларов. Однако, новые возможности могут появится в лице модернизационного плана Колумбии под аббревиатурой PETEF, целью которого является закупка систем вооружения с тем, чтобы к 2030 году вооруженные силы могли более эффективно реагировать на традиционные и асимметричные вызовы.

В то время как Колумбия уже закупила патрульные машины Commando 4×4 у компании Textron Systems, в этом плане пока четко не определены закупки другой техники, включая новые ОБТ, гусеничные БМП и легкие тактические автомобили. Следовательно, остается только ждать, что из этого в действительности воплотится в реальность.

Рынок Латинской Америки во многом зависит от выделяемых средств, которые зачастую весьма ограничены. Поскольку большая часть военных в регионе сосредоточена на борьбе с преступными организациями и военизированными повстанцами, модернизация существующих платформ или направление ограниченных ресурсов на закупку необходимого снаряжения нередко оказывается более привлекательным решением.

Бронированное изобилие
С точки зрения глобальной перспективы на рынке бронированных машин наблюдается изобилие возможностей. Даже если не во всех секторах и регионах прогнозируется равномерный рост, сложная геополитическая обстановка не только стимулирует увеличение объема закупок новых платформ, но также меняет типы машин, в которые военные намереваются инвестировать.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

YouTube
Pinterest
LinkedIn
Share
Instagram
Telegram
VK
OK